logo
Институт геополитики профессора Дергачева
Сетевой проект
Аналитический и образовательный портал
«Пока мы не вникнем мыслью в то, что есть, мы никогда не сможем принадлежать тому, что будет». Мартин Хайдеггер

Геополитика. Русская энциклопедия

Интернет-журнал

Геополитика. Русская энциклопедия

Геополитика. Русская энциклопедия

Новые статьи здесь

Другие статьи:
Европейский Союз после Brexit. Чем крепче поцелуи, тем меньше денег
Нешелковый путь Черноморья
«Европейская мечта» Украины
Утешительный проект «Восточного партнёрства»
«Восточное партнёрство». Финиш антиевропейского проекта Европы
Аджария. «Жемчужина Грузии». Бульдозером по геополитике
Мировая туристическая индустрия
«Золотая эра» китайско-британских отношений
Великий Морской Шелковый путь
Шёлковый путь Большой Евразии. Китайский суперпроект века
Иммануил Кант. Путешественник, открывший Великий океан, берега которого еще не удалось достигнуть никому
Западный геополитический форпост России
Почему провалился евроинтеграционный «Дранг нах Остен»?
Путешествие в никуда между Петербургом и Москвой
Александр Радищев. Отец русских либералов, не любящих Родину
Первая мировая религиозная война
Украина. Третья Руина. Национальна идея под кого залечь и её последствия
Взрывоопасная «серая зона» Европы
Российская «имперская» геополитика
Восточная Европа в эпоху глобальной нестабильности
Конец китайской геополитики «искусно не высовываться»
Европейский Союз. Путь с вершины только вниз. Раскалённые рубежи Европы
Американская геополитика исключительности и «просвещенного» цинизма
Геополитическая эпоха глобальной нестабильности. На главных фронтах
Болгария. От обороны Шипки до нового турецкого протектората?
Ближний Восток. Сирия. Турецко-сирийский вековой конфликт
Ближний Восток. Курдистан
Ближний Восток. Ирак. Последствия американской агрессии
Предательство арабов великими европейскими державами
Исламская цивилизация. Идеология панисламизма. Религиозный конфликт
Великая Антиохия. Форпост христианства. Родина имя «христиане»
Взрывоопасные геополитические проблемы Турции
Турецкая геополитика. Доктрина «ноль проблем с соседями» и Realpolitik
Украина. Страна трудовых мигрантов
«Прибалтийские тигры». Пешки и марионетки на геополитической шахматной доске
Молдова. Ассоциация с ЕС. Время подводить первые итоги
Профессор Владимир Дергачев. К 70-летию со дня рождения
Геополитические последствия кризиса в Греции
Республика Македония. Не признанная Грецией
Империя Александра Македонского. Глобальная геополитическая трансформация древнего мира

__________
Мировой геополитический цунами сепаратизма
Пиратская геополитическая технология «управляемого» хаоса
Вечера на Хуторе близ Европы и России
Геополитическая трансформация в Черноморском регионе
Проигранная битва за Мировой океан
Геополитика Мирового океана
Великий час океанов
Государство создают Властитель и Песня
Великая война. Первый смертельный инфаркт Европы
Афон. Монашеское государство Святой Горы
Невыученные уроки Крыма
Одесская Хатынь. Евроинтеграция по-украински
Демократическая «петля Анаконды» в степях Украины
Новый регионализм
Почему воскресла «Мертвая рука»?
Индия. Самая большая демократия мира
Битва за Евразию. Тектоническая геополитическая
трансформация

Великие украинцы о выборе пути
Вирус национализма
Крымские рубежи вражды и мира
Кто будет владеть Евразией? Суперпроект века

Главные геополитические события
Пелопоннес. Послание древних греков современному миру
Знание – геополитическая сила и стратегический ресурс государства
Почему при лучшем в мире президенте не прекращаются теракты?
Россия модернизирует вооруженные силы
Третья Руина в истории украинской государственности
Киевский Майдан и Пятая колонна Запада
Украина. Европейский тайм-аут
К новой системе региональной безопасности на Южном Кавказе
Великий кормчий
Города-призраки на службе китайской геополитики
Мировое нашествие китайцев
Аморальное стремление к «богатому пузу» Запада
Смертельные обширные инфаркты Европы
Европейский протекторат Америки
Когда наступит «Закат Европы»?
Призрак коммунизма бродит по Европе
Почему Запад и Россия сходят с ума по-разному?
Геополитическая трансформация Латинской Америки Венецианская «империя» силы духа и духа наживы>
Гибель мировой секретной империи
Секретная сверхдержава
«Патриоты», обокравшие Россию
Красная Африка. «Кровожадный» неоколониализм Китая
Американский ангел хаоса на Африканском континенте
Обед в корчме на политическом кладбище
Словакия. Страна успешной «европеизации»
Страна вечной евроинтеграционной беременности
Постсоветская Балтия. Куда испарились балтийские тигры?
Кавказ. «Солнечное сплетение» Евразии
Возможен ли евразийский брак по любви или несчастью?
Евразия в поисках Евразийского Союза
Центральная Азия на евразийских рубежах вражды и мира
2012. Главные геополитические события
Партия как рулевой криминально-коррумпированной власти
Кризис российской государственности
Чрезмерное торжество российской «модернизации»
Украина в новой геополитической архитектуре мира
Восточная Европа в новой геополитической архитектуре мира
Многопартнерская геополитика Турции
«Элита в законе». Обольщение богатством
Стратегическое бездорожье России
От лампочки Ильича к олигархическому капитализму, которому Россия «до лампочки»
Имперская геополитика. Великий час мировых империй
__________
Меткая стрельба мимо утраченных целей
Системный кризис. Смертельные ошибки советской власти
Падение советской сверхдержавы. Пророк не в нашем отечестве
Зона коммунизма. Университетский Храм науки и образования
Великий час сверхдержавы. Рождение наукоемкой индустрии
Великий час сверхдержавы. Тайны Атомного проекта
Великий час сверхдержавы. Союз советской власти и фундамен-тальной науки
Архитектура послевоенного мирового порядка.
Советская геополитика. Пакт Молотова – Риббентропа
Геополитические броски за горизонт. Всемирная революция
Великая Победа. Жестокий прагматизм жесткого времени (III)
Великая Победа. Логика и психология войны (II)
Великая Победа. Сила духа (I)
«Ангелы» оранжевого бунта и раскольники канонического православия
Великая смута. «Чернобыль души»
Почему Россия не Скандинавия?
Европейская Япония
Королевство коммунистического быта
Великий государственник (к 280-летию со дня рождения императрицы Екатерины Великой)
Мировая война за души людей Головокружение от одиночества сверхдержавы
Крушение мифа о сказочном Евраленде
Натовские мечты Голопузенко
Великий путь «Слезы Аллаха»
Мазепа. Европейский рыцарь или проклятый лях?
«Человек века» о выборе пути, «дикой и возбуждающей» украинизации
Как «не стать подстилкой для других наций»? Последний гетман Украины о выборе пути
Завещание бессмертного Гоголя
Главный геополитический ресурс России
Истоки кризиса украинской государственности
Борьба националистов за «жизненное пространство» советской Украины
«Украинский прорыв» к дефолту государственности. Третья Руина
Черноморский остров Змеиный в зеркале геополитики
Пути преодоления дефолта украинской государственности

dergachev.ru

dergachev.org



   
   



Лекции Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи Гибель секретной Империи


Обсудить статью в дискуссионном клубе

Джордж Кеннан. Дипломат, историк, геополитик, предсказавший будущее

Владимир Дергачев 22.01.2022

Фотография примерно 1952 года, когда  Джордж Кеннан стал американским послом в СССР.

 

Геополитические прогнозы требуют знаний о государстве в его многомерном пространстве на стыке разных наук. В условиях геополитической  трансформации мира прогнозы стали исключительно востребованными. Ежедневно в СМИ публикуются или озвучиваются многочисленные предсказания из царства небесного от Нострадамуса до Ванги и современных политологов. Как правило, они скоропостижно превращаются в руины, на развалинах которых рождаются новые прожекты. Но есть человек, который на раз  за свою долгую жизнь оказывался пророком не в своем отечестве.

 

Американский дипломат и ученый-историк  Джордж Фрост Кеннан (англ. George Frost Kennan; 16 февраля 1904 — 17 марта 2005) — автор фундаментальных трудов по истории и взаимодействию России и Запада. Он — единственный в мировом  аналитическом сообществе, давший за свою долгую жизнь наиболее точные геополитические прогнозы, в том числе о будущем СССР, демократической России  и постсоветском пространстве. На Западе из-за политкорректности его называют и политологом, но в действительности он великий геополитик от дипломатии и науки двадцатого столетия. Кеннан известен как «архитектор Холодной войны», идейный отец «политики сдерживания» и доктрины Трумэна, основатель Института Кеннана — подразделения одного из самых авторитетных в мире аналитических центров («фабрики мысли») Woodrow Wilson International Center for Scholars.


Джордж Кеннан родился в Милуоки, американском штате Висконсин, в семье юриста Кошута Кеннана, потомка нищих шотландско-ирландских поселенцев18-го века, который был назван в честь венгерского патриота Лайоша Кошута, и Флоренс Кеннан, умершей через два месяца после рождения сына из-за разрыва аппендикса. Родители дали ему имя в честь младшего двоюродного брата его деда Джорджа Кеннана-старшего (1845–1924), известного журналиста и этнографа, совершившего путешествие по Российской империи и автора книги о Сибири. В знак уважения к этому родственнику родители Кеннана-младшего решили назвать его внучатого племянника Джорджем Фростом Кеннаном — имя Фрост ребенок получил в честь товарища именитого предшественника. Мальчик тяжело переживал отсутствие матери, никогда не был близок с отцом или мачехой, однако дружил со своими старшими сестрами.


В возрасте восьми лет Джорджа отправили в Германию на родину мачехи, где он  выучил немецкий язык. Затем он учился в Военной академии в штате Висконсин, а с 1921 года в  престижном частном  исследовательском Принстонском университете, где особое внимание уделял изучению проблем международных отношений.  Это одно из старейших высших учебных заведений США, основанное  в середине 18 века, входит в элитарную Лигу плюща, находится в Принстоне, штат Нью-Джерси. В настоящее время этот университет с целевым фондом $ 26,6 млрд. является наиболее богатым в мире из расчёта на одного учащегося.


Непривычный к элитарной атмосфере Лиги плюща, застенчивый и замкнутый Кеннан впоследствии считал студенческие годы не самыми лучшими в жизни. После окончания университета со степенью бакалавра истории он в 1925 году вместо дорогой юридической школы решил начать профессиональную карьеру на недавно сформированной дипломатической службе США. После обучения в  дипломатической школе в Вашингтоне он получил первую должность в качестве вице-консула в Женеве (Швейцария), а затем в Гамбурге (Германия). В 1928 году Кеннан был выбран для участия в аспирантской трёхлетней программе обучения лингвистов, без необходимости покинуть  дипломатическую службу. С 1929 года он изучал историю, политику, культуру и русский язык в Восточном институте Берлинского университета, пойдя по стопам младшего двоюродного брата своего деда, Джорджа Кеннана. В ходе дипломатической карьеры Кеннан выучил ряд других языков, включая немецкий, французский, польский, чешский, португальский и норвежский. После завершения аспирантуры он продолжил дипломатическую службу в Таллине (Эстония), а затем с 1931 года в дипломатической миссии в Риге (Латвия), где в качестве третьего секретаря занимался советскими экономическими вопросами. Благодаря этой работе он увлёкся интересом к русской истории.  Дипломат много путешествовал, что помогало ему лучше узнать народы и культуру многих стран.


Когда в 1933 году США установили дипломатические отношение с СССР  после избрания президента Франклина Д. Рузвельта, Кеннан сопровождал первого американского посла в Советском Союзе Уильяма Буллита в Москву в качестве переводчика. К середине 1930-х годов дипломат стал одним из самых компетентных среди профессионально подготовленных российских экспертов в штате посольства Соединенных Штатов.


Во время своего первого пребывания в Советском Союзе в 1934–1938 годы в качестве первого секретаря американского диппредставительства Кеннан участвовал в открытии американское посольство в Москве и был свидетелем советской индустриализации и Большого террора. Это повлияло на его восприятие советского коммунистического  режима, на всю оставшуюся жизнь. При этом он разделял интерес к российской  истории  и уважение к русскому народу  и одновременно стал ярым противником авторитарной коммунистической власти.


В 1937/38 годах  дипломат, выполнявший функции переводчика  посла, оказался в сильном несогласии с Джозефом Дэвисом, преемником Буллита на посту нового посланника США в Советском Союзе, но при этом не имел существенного влияния на его решения. Значительно позже в 1985 году он крайне негативно отзывался о Дэвисе,  считал,  что экс-посол совершенно не понимал, что происходило в советской реальности.


Американский посол и капиталист Джозеф Дэвис активно защищал сталинский режим,  советского вождя и его политику справедливого руководителя, заботившегося исключительно о благе государства и народа. Дэвис присутствовал на показательных процессах против «врагов нарда» и поддерживал обвинения в их адрес.  Американский посол был убежден, что «чистка навела порядок в стране». По его мнению, это была одна из мер «решительного и энергичного стремления сталинского правительства предохранить себя не только от переворота изнутри, но и от нападения извне». В результате своевременно проведенной «чистки», наведшей «порядок в стране» и «освободившей её от измены», в СССР в 1941 не осталось «пятой колонны» держав фашистской «оси».  После нападения нацистской Германии на СССР Дэвис заявил, что «мир будет удивлен размерами сопротивления, которое окажет Россия». Он настоятельно требовал открытия второго фронта в Европе, являясь одним из организаторов и почетным председателем Национального совета американо-советской дружбы.  Джозеф Дэвис стал единственным западным дипломатом в истории СССР, награждённым в 1945 году орденом Ленина с формулировкой: «За успешную деятельность, способствующую укреплению дружественных советско-американских отношений и содействовавшую росту взаимного понимания и доверия между народами обеих стран». Подробно: Джозеф Дэвис, американский посол в Москве в 1937 году. Правда об СССР и два удачных брака.


Не только экс-посол, а в первую очередь  американский президент Франклин Рузвельт и вице-президент Генри Уоллес были активными сторонниками развития сотрудничества между СССР и США в годы Второй мировой войны и после ее окончания.  Уоллес даже требовал, чтобы США поделились с СССР секретом атомного оружия как с бывшим союзником, способным эволюционировать в сторону демократии. Он решительно выступал против холодной войны: «Мы должны заложить основы для установления подлинного мира с Россией. Идеологический конфликт будет существовать всегда, но это не может служить причиной того, чтобы дипломаты не могли создать основы для безопасного существования обеих систем рядом друг с другом».  


Прошли годы, демократическая партия США, давшая Америке лучшего президента Франклина Рузвельта, через 75 лет после его смерти может гордиться людоедкой  Хиллари Клинтон  и 80-летней домохозяйкой  из Калифорнии  Нэнси Пелоси, ставшей спикером палаты представителей.  После «инквизиторской»  в прошлом  деятельности Комиссии сенатора Маккарти по расследованию антиамериканской деятельности, появились очередные охотницы за ведьмами.


К сентябрю 1938 года Кеннан был переведен на работу в дипломатическую миссию в Праге, а после оккупации Чехословацкой Республики нацистской Германией в начале Второй мировой войны направлен в Берлин. Из столицы Третьего Рейха, объявившего войну США в декабре 1941 года, дипломат был интернирован. После вторжения немецких войск в Советский Союз Кеннан выступил за распространение программы американской помощи союзникам (ленд-лиза) на СССР, но без лишних изъявлений дружбы и оказания советскому руководству моральной поддержки. При этом, в отличие от распространенного мнения, дипломат придерживался нейтральных позиций и не мог причислить себя ни к антисоветчикам, ни к пророссийски настроенным американским кругам1


В сентябре 1942 года Кеннан направлен в военную миссию в Лиссабоне, где в июле 1943 года внезапно скончался американский посол, и он стал временным поверенным в делах и главой американского посольства в Португалии. Он сыграл решающую роль в получении разрешения португальского премьер-министра Салазара на использование Азорских островов американским военно-морским и военно-воздушным флотом во время Второй мировой войны. В январе 1944 года дипломата направили в Лондон, где он служил советником американской делегации в Европейской консультативной комиссии, которая занималась подготовкой политики союзников в Европе. Уже через несколько месяцев в июне он по просьбе американского посла Уильяма Аверелла Гарримана был назначен заместителем главы миссии в Москве в ранге министра-советника. Дипломат оставался в Москве до апреля 1946 года, часто посылал в Госдепартамент США различные обзоры и отчеты о советской политике.


Джордж Кеннан стал автором внешнеполитической доктрины «сдерживания», изложенной впервые в так называемой «длинной телеграмме» из Москвы в адрес государственного секретаря США (февраль 1946). В ней он призывал правительство Соединённых Штатов твёрдо выступить против советской экспансии в Восточной Европе. Предложенная им стратегия сдерживания легла в основу послевоенной американской внешней политики. Он же был одним из авторов принятого в 1947 году «плана Маршалла» — программы помощи европейским странам. Кеннан искренне любил Россию, её людей, но был совершенно уверен в невозможности договориться с советскими лидерами.


После окончания Второй мировой войны Кеннан подумывал об уходе с дипломатической  службы,  но вместо этого принял предложение Белого дома и в 1947—1949 годы возглавил в возрасте 42 лет впервые образованный аналитический отдел Государственного департамента США по планированию внешней политики. Работая в Госдепе,  Кеннан опубликовал  в 1947 году в журнале «Foreign Affairs» статью «Истоки советского поведения» с анонимной подписью  мистера «Х», в которой повторил основные положения своей «длинной телеграммы» 1946 года. В ней излагалась стратегия сдерживания, вскоре воплощенная в жизнь. В этой же статье он предсказал падение советской коммунистической системы.  Дипломат стал одним и немногих западных интеллектуалов, предсказавший не только возможный распад Советского Союза, но и  наиболее реальный сценарий. Статья имела широкий международный резонанс, её называют  библией «политики сдерживания». Кеннан не только объяснил природу  неуступчивости Советского Союза в переговорах с Западом, но и свел  воедино различные направления  американской политической мысли в преддверие холодной войны. 


Его «доктрина сдерживания СССР» призывала ограничивать распространение коммунистических идей с использованием преимущественно экономических и дипломатических методов. Значение предложенной автором геополитической стратегии трудно переоценить. Она оказала влияние на выработку американской доктрины на последующие сорок лет, обусловила политику других государств в отношении Америки и, наконец, легла в основу доктрины Трумэна, плана Маршалла, НАТО и Берлинского воздушного моста. В июне 1948 года Кеннан призвал Вашингтон поддержать Югославию.


С апреля 1947  по  декабрь 1948 года, когда Джордж  Маршалл был государственным секретарем, Кеннан достиг Олимпа своей дипломатической карьеры. Маршалл ценил его стратегическое виденье,  дипломат  сыграл ведущую роль в разработке плана послевоенной помощи Европе. Кеннан считал Советский Союз слишком слабым, чтобы рисковать войной, но способным проникнуть в Западную Европу посредством подрывной деятельности, учитывая популярность коммунистических партий на континенте,  деморализованном в результате разрушений Второй мировой войны. Чтобы противостоять этой потенциальной угрозе, Кеннан рекомендовал направить экономическую и политическую помощь Японии и Западной Европы, чтобы возродить правительства Запада и помочь международному капитализму.  Это позволит Соединенным Штатам восстановить баланс сил. В 1948 году Кеннан использует тайную помощь европейским левым партиям и профсоюзам, не ориентированным на Москву, чтобы вызвать раскол в рабочем движении.  Он поддержал решение президента Трумэна об экономической помощи греческой власти, ведущей гражданскую войну против коммунистически ориентированных  партизан, хотя выступал против военной помощи.


Джордж Кеннан критически относился к политике администрации Трумэна по поддержке Франции во Вьетнаме, считая, что французы ведут «безнадежную» войну, «которую ни они, ни мы, ни мы оба вместе не можем выиграть». В отношении двух Китаев с разными режимами (на материке и на Тайване), он утверждал, что политика США по поддержке гоминдановского правительства Китайской Республики на Тайване  усилит солидарность Китайской Народной Республики и СССР.  Соединенные Штаты должны стремиться  к разделению советско-китайского блока,  доминирующего в Евразии, и с этой целью необходимо уступить место Китая в Совет Безопасности ООН  Китайской Народной Республике. Кеннан выступал за сделку с Советским Союзом, по которой Япония останется демилитаризованным и нейтральным государством в холодной войне.


В 1951 году в журнале «Foreign Affers» была опубликована очередная статья Кеннана «Америка и русское будущее». Дипломат писал о возможной фундаментальной советской трансформации, проистекающей  из-за незаконности  передачи власти.  Различные соискатели власти «смогут  спуститься  в недра политически незрелых и неопытных масс, чтобы  найти  у них  поддержку  своим определенным  требованиям. И если это когда-либо  случиться, то отсюда будут  проистекать  невероятные  последствия для коммунистической партии: ибо членство в ней в широком плане основывается на железной дисциплине и повиновении, а не на искусстве  компромисса и взаимного приспособления.  Если вследствие указанного произойдет что-либо, что разрушит  единство партии и эффективность её как политического инструмента, Советская Россия может за одну ночь из одного из самых сильных национальных сообществ «превратиться  в одно из самых слабых и жалких».  


Кеннан явился одним из  главных инициаторов новой американской геополитики, в которой  предпочтение отдавалось геоэкономическому подходу. Геополитика экономической мощи и поддержки  дружественных государств сыграла важную роль в «холодной войне». Дипломату ринадлежит  авторство  доктрины «единого мира», предусматривающей привлечение Советского Союза в новый  мировой порядок. В разрабатываемом с его участием плане Маршалла предусматривалось выделение экономической помощи Советскому Союзу, что должно было способствовать  большей открытости  народного хозяйства и развитию рыночных отношений. Однако «сдерживание путем интеграции»  потерпело неудачу, и послужила идейным обоснованием для образования НАТО.


Кеннан отошел от дипломатической работы из-за расхождений с Госдепартаментом по принципиальным  вопросам внешней политики, и принял приглашение Оппенгеймера посетить в качестве гостя-исследователя  возглавляемый им Институт перспективных исследований в Принстоне. Оба разделяли уважение как к гуманитарным и точным наукам, ценили строгую мысль, выраженную элегантным стилем. Каждый из них нес определенную ответственность за начавшуюся холодную войну. Кеннан получил мировую известность предложенной доктриной сдерживания  СССР, Оппенгеймер был руководителем проекта создания американской атомной бомбы. При этом оба сожалели, что в доктрине сдерживания  американские политические деятели  делали упор на использовании  военную мощь в международных отношениях.


Но весной 1952 года Кеннана отозвали из научного отпуска,  и в  декабре президент Трумэн назначил дипломата следующим послом США в СССР, этот выбор решительно одобрил Сенат. Гарриман, посол США в Москве, когда Кеннан являлся его заместителем с 1944 по 1946 год, заметил, что он был «человеком, который понимал Россию, но не Соединенные Штаты».


5 мая 1952 года Кеннан прибыл в Москву, где обнаружил, что атмосфера еще более ухудшилась  по сравнению с предыдущими поездками, в том числе усилились препятствия его контактам с советскими гражданами. В то время советская пропаганда обвиняла США в подготовке к войне, что дипломат не отвергал полностью: «Я начал спрашивать себя, не способствовали ли мы ... чрезмерной милитаризацией нашей политики и заявлений ... принуждению Москвы, что мы согласились с ее неизбежностью». Вскоре по прибытии он писал  президенту Гарри Трумэну: «Мы (американская дипломатическая миссия в СССР) настолько отрезаны, стеснены запретами, и нас настолько игнорирует советское правительство, что это выглядит так, будто вообще прерваны дипломатические отношения».


В сентябре 1952 года,  будучи в Западном Берлине, Кеннан выступил с резкой критикой советской системы, сделал заявление, которое стоило ему поста посла. Отвечая на вопрос на пресс-конференции, дипломат сравнил свои условия пребывания в Москве с теми, с которым он столкнулся в 1941 году во время интернирования в Берлине в течение разрыва дипломатических отношений между США и Германией. Хотя его заявление не было необоснованным,  в Кремле интерпретировали его как аналогию с нацистской Германией.


Наказание не замедлило последовать. 26 сентября 1952 года в «Правде» появилась анонимная статья «Клеветник  под маской дипломата» с подписью «Наблюдатель», в которой сообщалось, что американский посол, прилетевший в Западный Берлин из Москвы, сделал заявление для западной прессы и показал себя лжецом и заклятым врагом СССР. Кеннан сравнил положение американцев в Москве с той ситуацией, в которой он находился в Германии в 1941—1942 годах, когда он был интернирован нацистами. Из-за высказываний в Берлине Советский Союз уже 3 октября 1952 года  объявил посла Кеннана, всего через полгода пребывания в Москве,  «персоной нон грата», ему даже не разрешили лично вывезти из посольства свою жену и детей. Дипломат впоследствии признал, что это было «глупо с моей стороны так  сказать».


Джордж Кеннан в связи с враждебными выпадами в адрес Советского Союза был отозван Вашингтоном из Москвы. В Америке он возобновил академическую работу, в частности, написал книгу о советско-американских отношениях в 1917-1920 годах, за которую получил Пулитцеровскую премию. Кеннан создает русскоязычное Издательство имени Чехова в Нью-Йорке, как подразделение «Восточно-Европейского фонда» исследовательских проектов на базе Колумбийского университета при финансовой поддержке «Фонда Форда».


В 1956 году произошло следующее возвращение дипломата в Институт перспективных исследований в Принстоне, он был принят в Школу (отделение) перспективных исторических исследований, за предоставление ему  профессорской должности проголосовали единогласно.  Хотя дипломат поднялся на вершину престижа в Институте, споры по поводу этого назначения раздражали его. Он принял назначение в Школу с пониманием того, как сообщил Оппенгеймер Попечителям, что «сделает  труд ученого делом своей жизни», отказавшись  от политической карьеры.


Дипломат высоко оценивал возможности Института перспективных исследований для научной работы как «непревзойденные во всем мире». Фрэнк Костильола, сотрудник Школы, работавший над биографией Кеннана, пишет о том, как Институт предоставил ему время для учебы и научного творчества. Супругам Кеннан нравилось жить в Принстоне. И все же он мучился из-за своей карьеры ученого-историка и одновременного участия в реальной внешней политике.

 

В 1957 году Кеннан начал читать лекции в Великобритании в качестве приглашенного профессора одного из старейших  Баллиол-колледжа  университета Оксфорда, но был разочарован, что его стипендиаты  вместо приверженности глубоким традициям, утонченности и морали, «поглощены» праздными сплетнями о местных делах и академических званиях. Он глубоко разочаровался в Англии, чей «идеализированный образ был разбит».  Тем не менее, Кеннан пользовался популярностью среди студентов колледжа, его лекции по международным отношениям проходили дважды в неделю. В октябре 1957 года Кеннан прочитал лекции Рейта2 на BBC под заголовком «Россия, Атом и Запад». В них он призывал к переговорам с Москвой о воссоединении Германии и сокращении ядерных вооружений. Он рекомендует к полному выводу британских, французских, американских и советских войск из Германии как прелюдия к объединению и созданию нейтральной Германии. Кеннан также заявил, что советское правление в Восточной Европе было «шатким», и лучшее, что могли сделать западные державы, — это проводить твердую, но по сути неконфронтационную политику в отношении СССР, чтобы Москве  было бы не опасно отпустить Восточную Европу. Его лекции Рейта вызвали огромный резонанс. Он писал Оппенгеймеру: «Ни один человек из ста, обращающихся ко мне, никоим образом не интересуется моей работой как историка». Он ценил свое уединение, но, тем не менее, был удовлетворен, что к его голосу прислушиваются  миллионы людей. Одновременно лекции вызвали много споров и вовлекли Кеннана в публичную словесную войну с государственным секретарём США Дином Ачесоном, а так же  вице-президентом Ричардом Никсоном по поводу правильного решения «немецкого вопроса». Министр иностранных дел Германии даже заявил о лекциях Кеннана: «Тот, кто говорит эти вещи, не является другом немецкого народа».


Но разрываясь между обязанностями ученого и участием как дипломата в обсуждении международной политики, Кеннан в 1958 году обратился за советом к Оппенгеймеру. По результатам разговора остался профессором Школы перспективных исторических исследований. При его участии в Принстон с визитом в Институт приезжает делегация советских педагогов во главе с вице-президентом  Академии педагогических наук РСФСР, математиком, профессором Алексеем Маркушевичем, подарившем Оппенгеймеру книгу по теории аналитических функций.


Кеннан продолжал в Институте писать  монографию «Советско-американские отношения, 1917–1920 годы». Фундаментальный труд в тысячу страниц будет  опубликован в двух томах. Помимо восторженных отзывов в исторических журналах, некоторые оппоненты впоследствии критиковали этот труд, удостоенный престижной Пулитцеровской премии и других наград.


В 1959 году Кеннан решил баллотироваться в американский Сенат. Больше, чем когда-либо, он чувствовал «общественную ответственность» перед многими  в Америке и за рубежом, особенно перед молодыми людьми, которые рассчитывают на его вклад в решение мировых проблем. Однако директор Института не мог держать профессора, ведущего политическую кампанию. И хотя Кеннан отказался от политической карьеры, ему вновь пришлось заняться дипломатической  работой.


В 1960 году Кеннан написал кандидату в президенты Джону Кеннеди несколько предложений о внешней политике. Он рекомендовал  будущей администрацию «обеспечить расхождение во взглядах и политике между русскими и китайцами», что могло быть достигнуто путем улучшения отношений с советским премьер-министром Никитой Хрущевым. Хотя советники Кеннеди не рассматривали  возвещение Кеннана на дипломатическую работу, президент  предложи ему выбор должности посла в Польше или Югославии. Кеннана больше интересовала республика на Балканах, поэтому он принял предложение и в мае 1961 года стал послом в Белграде. Ему было поручено попытаться усилить политику Югославии против Советского Союза и поощрять другие государства в Восточном блоке добиваться автономии от СССР. Кеннан обнаружил, что югославское правительство обращалось с американскими дипломатами вежливо, в отличие от того, как русские обращались с ним в Москве. Он писал, что югославы «считали меня, правильно или неправильно, выдающим человеком в США». Дипломат бы уверен, что через несколько лет пример Югославии заставит государства Восточного блока потребовать от Советов большей социальной и экономической автономии.


К 1962 году Конгресс принял закон, запрещающий предоставление финансовой помощи Югославии и отменил статус страны с режимом наибольшего благоприятствования . Кеннан решительно протестовал против принятия закона, утверждая, что это приведет только к обострению отношений между Югославией и США.


В лекции сотрудникам американского посольства в Белграде посол решительно поддержал политику Кеннеди во время Карибского ракетного кризиса, заявив, что Куба все еще находится в сфере американского влияния. Он назвал режим Фиделя Кастро диктаторским и его необходимо свергнуть. Против требования Хрущева вывести американские ракеты из Турции в качестве платы за вывод советских ракет с Кубы, Кеннан заявил, что Турция никогда не находилась в сфере советского влияния. Поэтому Соединенные Штаты могут  размещать ракеты в Турции, а Советский Союз незаконно их размещает на Кубе.


В декабре 1962 года, когда Броз Тито встретился в Москве с Никитой Хрущевым, Кеннан сообщил Вашингтону, что югославский лидер был русофилом, поскольку в прошлом жил в России и хранит сентиментальные воспоминания о русской революции 1917 года. Однако посол заметил из своих отношений с Тито, что он был очень твердо привержен сохранению нейтралитета Югославии в холодной войне, и его выражение привязанности к русской культуре во время его визита в Москву не означало желания югославов снова войти в советский блок. Соответственно, китайско-советский раскол заставил Хрущева желать примирения с Тито, чтобы противостоять обвинениям Китаем Советского Союза  в агрессивной про империалистической политике.  Посол считал, что югославский лидер был готов пойти на улучшение отношений с Советским Союзом, чтобы улучшить свои позиции в переговорах с Западом.


Однако многие в Конгрессе пришли к выводу, что Югославия была антизападной страной. Кеннан утверждал, что югославский нейтралитет действительно служил американским интересам.  Мощная югославская армия не будет в распоряжении Советского Союза, у которого нет авиационных или военно-морских баз в Югославии, которые можно было бы использовать для угрозы Италии и Греции, являющихся  членами НАТО. Посол  отметил, что политика «рыночного социализма» Югославии обеспечила  ей более высокий уровень жизни и свободы слова, чем где-либо в коммунистических странах Восточной Европе, находящихся под контролем Кремля. Это могло бы дестабилизировать советский блок, вдохновить  других коммунистических лидеров на стремление к большей независимости. Но поскольку американо-югославские отношения постепенно ухудшались, Кеннан подал в отставку с поста посла в июле 1963 года.


***
После окончательного ухода с дипломатической службы Кеннан занялся академической деятельностью. Дипломат  провел половину своей продолжительной жизни в науке, оставаясь главным реалистом и критиком внешней политики США. Он  проработал ранее с 1950 по 1952 год 18 месяцев в качестве ученого-стажера  в Институте перспективных исследований в Принстоне, а с 1956 году ему предоставили постоянную научную деятельность  в Школе исторических исследований Института (за исключением дипломатической службы послом в Югославии).


Здесь  Кеннан написал много книг и статей  по международным отношениям. Особо необходимо выделить  монографию «Советско-американские отношения, 1917–1920 годы». Этот фундаментальной труд в тысячу страниц будет  опубликован в двух томах. Он уделял особое внимание безумию Первой мировой войны, неэффективности дипломатии  на высшем уровне с Версальской конференцией, был возмущен  интервенцией западных союзников в России в 1918-1919 годах. Это дорогостоящее вмешательство, вызвавшее  российский национализм, способствовало выживанию большевистского государства. За этот труд он получил Пулитцеровскую премию по истории, Национальную книжную премию в области документальной литературы и другие награды.


Пулитцеровская премия — одна из наиболее престижных наград США в области литературы, журналистики, музыки и театра. Её первоначальный фонд с капиталом в 2 млн. долларов создан согласно завещанию  американского газетного магната венгерско-еврейского происхождения Джозефа Пулитцера (1847—1911). С 1917 года премия вручается ежегодно попечителями Колумбийского университета в Нью-Йорке. Размер премии c 2017 года — 15 тыс. долларов.


В феврале 1966 года Кеннан дал показания перед комитетом Сената по международным отношениям, где он заявил, что «озабоченность» Вьетнамом подрывает мировое лидерство США. Он обвинил администрацию Линдона Джонсона в искажении его политики сдерживания, не предусматривающего приоритета  военного подхода.   В своих показаниях он утверждал, что Хо Ши Мин был «не Гитлером», а коммунистом и одновременно вьетнамским националистом, который не хотел, чтобы его страна подчинялась либо СССР, либо Китаю. Он также заявил, что победа над Северным Вьетнамом будет означать высокую цену человеческой жизни. Кеннан сравнил политику администрации Джонсона в отношении Вьетнама с политикой «слона, напуганного мышью». Показания дипломата перед Сенатом получили высокие оценки на телевидении, он ославил дневниковую  запись об общественной реакции: «Это было совершенно потрясающе. Я не ожидал ничего подобного». Показания Кеннана против войны во Вьетнаме были наиболее успешной из его различных попыток повлиять на общественное мнение после ухода из Государственного департамента США


Кеннан снова получил Пулитцеровскую и Национальную книжную премию в 1968 году за «Мемуары» (1925–1950). Второй том, охватывающий его воспоминания до 1963 года, был опубликован в 1972 году. В первом томе мемуаров (1967) Кеннан утверждал, что сдерживание не требует милитаризованной внешней политики США. «Контрсила» подразумевает политическую и экономическую защиту Европейского сообщества от разрушительной войны. Измученный войной Советский Союз не представлял серьезной военной угрозы Соединенным Штатам или их союзникам в начале холодной войны, но был скорее идеологическим и политическим соперником. СССР, Великобритания, Германия, Япония и Северная Америка остаются сферами жизненно важных интересов США.


***
В 1974 году Кенннан участвовал в основании  при Международном центре Вудро Вильсона в Вашингтоне Института перспективных российских исследований имени Кеннана, названного в память двоюродного брата его деда, совершившего путешествие в России и написавшего книгу о Сибири. В настоящее время основной задачей Института Кеннана является содействие расширению в США знаний о России, других постсоветских государствах, подготовка аналитических  докладов, развитие диалога между американскими учеными и экспертами из правительства по вопросам отношений США с Россией, Украиной, другими бывшими советскими республиками, расширение контактов между учеными из США и стран СНГ.


Международный центр ученых имени Вудро Вильсона расположен в Вашингтоне,  назван в честь единственного президент США, имевшего докторскую степень. Этот мемориальный аналитический центр основан как часть Смитсоновского института в соответствии с актом Конгресса в 1968 году и входит как «фабрика мысли» в десятку лучших в мире. Институт Кеннана является старейшей программой Международного центра. На протяжении многих лет миссия Института заключалась в том, чтобы улучшить понимание американцами России, чтобы успешно взаимодействовать. Помимо офиса в Вашингтоне, Институт имеет отделение в Москве (https://www.facebook.com/Kennan.Moscow/), где организуются публикации, семинары и конференции, посвященные международным событиям.


Институт предлагает стипендии для исследований в области гуманитарных и социальных наук ученым, членам правительства, журналистам и представителям бизнеса.  Благодаря местоположению в Вашингтоне, ученые Института имеют доступ к библиотекам, архивам, исследовательским центрам и аналитическому сообществу  американской столицы. Институт также проводит активную программу публичных лекций и конференций с участием ученых и общественных деятелей из США, России и других постсоветских стран. Результаты  деятельности Института отражаются в его публикациях.  Исследования включают разнообразную тематику, например, «Религия в постсоветских обществах»,  «Миграция на постсоветском пространстве».  В рамках программы Центров повышения квалификации и образования (CASE), запущенной при поддержке Корпорации Карнеги в Нью-Йорке и Фонда Макартуров, было создано девять тематических исследовательских центров в региональных университетах России для развития научных исследований в области социальных и гуманитарных наук.

 

Институт Кеннана  находится в Мемориальном здании Рональда Рейгана и Международного торгового центра, названного в честь этого американского президента, расположен в центре Вашингтона, округ Колумбия.

Фотография из Интернета

 

В этом здании размещены штаб-квартиры многих организаций, в том числе Таможенной и пограничной службы США, Агентства США по международному развитию и Международного центра ученых Вудро Вильсона. В здании проводятся конференции, торговые выставки, культурные мероприятия и концерты на открытом воздухе. После 11 сентября требования безопасности к высококлассным федеральным зданиям ограничили объем публичного доступа.

 

В марте 2018 года американский центр Вудро Вильсона объявил о закрытии офиса Института Кеннана в Киеве3. В 2015 году его руководство пыталось убедить администрацию президента Петра Порошенко в том, что Украина должна отказаться о присоединения НАТО и ЕС и вернуться «многовекторной» внешней политике и нормальным отношениям с Россией. После второго украинского Майдана в Институте Кеннана посчитали, что произошедшая революция «чрезмерного достоинства» не отвечает проводимой им политики. 


***
До настоящего времени, политический реализм, легший в основу трудов Кеннана как дипломата и историка,  остается актуальным для дебатов по американской внешней политике. Согласно его подхода, безопасность основана на принципе баланса сил, тогда как школа Вудро Вильсона полагается на мораль как единственный определяющий фактор в управлении государством. По этому утверждению распространение демократии за границей является важнейшим  элементом внешней политики, а мораль действует повсеместно. Во время президентства Билла Клинтона американская дипломатия представляла школу Вильсона.  По убеждению Кеннана морализм без учета реалий власти и национальных интересов обречен на провал и приведет к уменьшению американского могущества.


Кроме дипломатии и науки Джордж Кеннан также читал лекции в качестве приглашенного профессора в Оксфорде, Гарварде, Принстоне  и Йельском университете.


За свою жизнь Кеннан написал 21 книгу, а также опубликовал множество статей, проектов, критических работ, писем и речей. Он дважды становился обладателем престижной Пулитцеровской премии. Среди его трудов, кроме упомянутых выше,  необходимо выделить «Американскую дипломатию 1900–1950 годов», «Очерки из жизни» (1989) и «Вокруг скалистого холма» (1993). Незавершённой исторической работой остался отчет в шести томах об отношениях между Россией и Западом с 1875 года до конца двадцатого столетия.  


В 1989 году президент Джордж Буш-старший наградил Кеннана «Медаль свободы» —  высшей гражданской наградой государства.  Последний советский коммунистический лидер и «трубадур общечеловеческих ценностей» Михаил Горбачев обращался к патриарху американской дипломатии со словами: «Мистер Кеннан, наши люди верят, что можно быть другом другой страны и в то же время оставаться лояльным и преданным гражданином своей страны. Вы именно такой человек».


В 1991 году сорокапятилетней давности пророчество Кеннана сбылось – Советский Союз развалился изнутри, не выдержав груза внутренних противоречий. Его доктрина сдерживания, в конечном счете, привела к крушению коммунистической системы. Многие годы Кеннан объяснял, что под доктриной сдерживания он имел в виду политическую и экономическую активность, а не военное противостояние. Он был противником создания, а затем продвижения НАТО на Восток,  считал неверной политику США в отношении постсоветской России. Ученый критиковал «фатальную ошибку» четвёртого расширения НАТО в 1999 году, которое вновь возродит для России образ внешнего врага в посткоммунистическую эпоху и тем самым нанесет ущерб демократизации страны. По его убеждению, эта «стратегическая ошибка эпического масштаба» делает новую холодную войну вполне реальным сценарием, а «горячую войну» — возможной.


Ученый выступал с предложение  американским властям «отказаться от публичной защиты демократии и прав человека» в отношениях США с Китаем и Россией,  против войны администрации Клинтона в Косово.


В последние годы долгой жизни, ученый, прикованный к инвалидной коляске,  оставался энергичным и бдительным к проявлениям экстремизма в холодной войне.  В возрасте 98 лет он предупреждал о непредвиденных последствиях войны против Ирака, не имеющей никакого отношения к войне против терроризма. Он предостерегал, ссылаясь на опыт истории военной дипломатии, что  как просто начать войну, не имея представлений, чем собираетесь её закончить.

 

В феврале 2004 года ученые, дипломаты и выпускники Принстона собрались в кампусе университета, чтобы отпраздновать 100-летие Кеннана. Среди присутствовавших были государственные секретарь Колин Пауэлл  теоретик международных отношений Джон Миршеймер, журналисты, бывший посол в СССР Джек Мэтлок-младший и биограф Джон Льюис Гэддис.


Практически всю свою долгую жизнь Кеннан вел дневники, которые были изданы в 2014 году и пока не переведены на русский.  Он начал писать свои мемуары в возрасте 34 лет, когда был еще относительно молодым дипломатом. В 1931 году он женился на норвежке Аннелизе Соренсен (1910—2008), в браке с которой прожил 73 года (!), у них родилось четверо детей,  три дочери и сын, появилось восемь внуков и шесть правнуков. Аннелиз умерла в 2008 году в возрасте 98 лет. Супруг, не склонный выносить личные проблемы на люди, в своем дневнике отмечал, что жена не отличалась большим умом, не интересовалась политикой и занималась исключительно семьей. Может быть это к лучшему, слишком умные супруги часто быстро разбегаются. Аннелиза была надежным тылом, особенно для мужчины, не различающего цвета. Ей муж-дипломат был обязан своим безупречным внешним видом. В отсутствие супруги он мог прийти на службу в разных носках или галстуке, не подходившем к рубашке и костюму4.


Джордж Кеннан с семьей в Принстане

Фотография из Интернета.


Один из виднейших американских дипломатов, историк-советолог, автор  «доктрины сдерживания Советского Союза», призывавшей бороться с распространением коммунистических идей, скончался 17 марта 2005 года в своем доме в Принстоне  (штат Нью-Джерси)  на 102 году жизни. Поминальная служба прошла в Национальном соборе в Вашингтоне, где собрались семья, друзья и коллеги – эксперты по внешней политике, чтобы вспомнить человека, чьи мысли и труды помогли Соединенным Штатам и Европе благополучно пережить холодную войну. Среди присутствующих были бывший госсекретарь Колин Пауэлл, Збигнев Бжезинский, советник по национальной безопасности в администрации Картера и Джеймс Вулфенсон, уходящий президент Всемирного банка. Они выразили знак уважения к человеку, который задумал политику сдерживания Советского Союза любыми средствами, кроме войны. Бывший президент Билл Клинтон в письме, зачитанном прихожанам, назвал господина Кеннана человеком, «который формировал дискурс и руководил политикой этой страны более 50 лет» и «оставил этот мир лучше, чем он его нашел». Присутствующие, включая взрослых детей,  вспоминали ученого со «стальным интеллектом», государственного деятеля, моряка-любителя яхтинга, писателя, плотника и фермера-любителя. Жена Кеннана из-за почтенного возраста не смогла приехать в Вашингтон. Дипломат и ученый похоронен на кладбище Принстона, где установлено простое надгробие. 


Уже после его смерти была опубликована книга: John Lukacs George Kennan. A Study of Character («Джордж Кеннан. Анализ личности»). —  Yale University Press, 2007, 224 p. Биограф отмечает, что  Джордж Фрост Кеннан — человек впечатляющих умственных способностей и исключительной честности, был советником президентов и государственных секретарей, сыграв решающую роль в истории государства (и всего мира) в течение нескольких послевоенных лет.  Когда его отправили на пенсию, он стал ученым, написавшим множество книг и статей, а также мемуары, получившие две Пулитцеровских премии. Он также выступал с замечательными публичными лекциями, написал множество острых писем, отложив перо только на сотом году жизни. Поднявшись на дипломатической службе США и побывав в различных европейских столицах и дважды в Москве, Кеннан был отозван обратно в Вашингтон в 1946 году, где участвовал в разработке доктрины Трумэна и плана Маршалла. Его статья о доктрине сдерживания, принесла ему всемирную известность. Правда ученый, сожалел, что она была неправильно истолкована политиками, принимающими решения. 


Джордж Кеннан был редким политиком и дипломатом, способным принимать мир во всем его многообразии и действовать в соответствии с этим. Он был одновременно классическим антисоветчиком и неизменным русофилом. Он любил русскую литературу, православную традицию, ценил русскую аристократию, знал русскую историю. Кеннан осуждал Рузвельта за уступки Кремлю, но при этом не идентифицировал советскую власть с народом.


Дипломат, ученый и аналитик, которого называют аристократом духа,  Джордж Кеннан навсегда вошел в историю международных отношений как пророк, давший  точные геополитические прогнозы не только в отношении распада СССР, но и событий в Центрально-Восточной Европе, Ближнем Востоке, Индокитае и постсоветском  пространстве.  Этот пророк не в нашем отечестве только частично был услышан и в Америке. Но это, как пишут,  не помешало оказаться в нужном месте в нужное время и обессмертить своё имя.


Некоторые публикации Джорджа Кеннана:

Дипломатия Второй мировой войны глазами американского посла в СССР Джорджа Кеннана. — М.: Центрполиграф, 2002.
Маркиз де Кюстин и его «Россия в 1839 году» (The Marquis de Custine and His "Russia in 1839"). — М.: РОССПЭН, 2006. — 240 с.
Russia Leaves the War, Princeton: Princeton University Press, 1956. Пулитцеровская премия, 1957.
Russia, the Atom, and the West, New York: Harper, 1958.
Russia and the West under Lenin and Stalin, Boston: Little, Brown and Company, 1961.
Memoirs: 1925–1950, Boston: Little, Brown and Company, 1967.
Memoirs: 1950–1963, Boston: Little, Brown and Company, 1972.
Телеграмма посольства США в Москве № 511 («Длинная телеграмма»).— ilinskiy.ru. (Источник: Foreign Relations of the United States. 1946. № 6. Р. 696—709). Полный текст телеграммы Кеннана на русском языке и на английском в оригинале.
The Sources of Soviet Conduct (Истоки советского поведения). — Foreign Affairs. July 1947. V. 25, № 4. P.566-582.
Америка и русское будущее (Foreign Affairs,1951»   — Новая и новейшая история, 2001, № 3, с. 84.
The Kennan Diaries, by Frank Costigliola (Editor), George F Kennan (Author): Hardcover – Illustrated, February 16, 2014, 768 pages.
Другие источники:
Frank Costigliola George F. Kennan and the Institute. — Published 2010.  https://www.ias.edu/ideas/2010/costigliola-kennan
Александр Генис Джордж Кеннан. Ученый, который сначала делал историю, а потом о ней писал.  https://www.svoboda.org/a/392034.html
Виктор Мальков  Неизвестный Кеннан: заметки о морфологии дипломата. — Вестник Института Кеннана в России, 2004, вып. 5, с. 24–39.
Владимир Дергачев Пророк не в нашем отечестве. — Дергачев В.А.   «Падение советской сверхдержавы». — Геополитика. Геофилософия. Геоэкономика. Избранные труды в двадцати семи книгах, том 19. Электронное издание на CD. 2009.
Владислав Зубок, профессор Лондонской школы экономики и политических наук Джордж Кеннан: американец-русофил, которого опасался Сталин. — bbcrussian.com. 8 августа 2017 года.
«Длинная телеграмма» Кеннана. Интервью Анатолия Адамишина, бывшего первого заместителя министра иностранных дел СССР на радио «Эхо Москвы». https://echo.msk.ru/programs/victory/2125774-echo/
«Длинная телеграмма» Джорджа Кеннана https://histrf.ru/read/articles/tielieghramma 16.02.2021
Игорь Орлик Дж. Ф. Кеннан: «большие дебаты». — Новая и новейшая история, 2011, № 1, с. 150–166.
Игорь Орлик Предначертания «постсоциализма». — Новая и новейшая история, 2019, № 6, с. 102-121.
Кристина Минкова  Жизнь в послевоенном СССР глазами двух американских дипломатов.—  Новая и новейшая история, 2020, выпуск 5. https://nni.jes.su/s013038640011369-3-1/
Сергей Карамаев Аристократ духа, погубивший СССР Скончался Джордж Кеннан, инициатор и архитектор Холодной войны https://lenta.ru/articles/2005/03/18/kennan/
Юрий Жигалин Они понимают только силу. Телеграмма 1946 года и эпоха Путина. Радио «Свобода»27 февраля 2021. https://www.svoboda.org/a/31124578.html.

 

Принстон. Университет, подаривший миру 37 лауреатов Нобелевской премии и знаменитая «фабрика мысли»
Принстон. Город, где великие люди нашли запоздалое счастье. Альберт Эйнштейн и Маргарита Конёнкова
Принстон. Город, где великие люди нашли запоздалое счастье. Владимир и Екатерина Зворыкины
Джордж Кеннан. Дипломат, ученый, геополитик, предсказавший будущее
Джордж Кеннан. Геополитический пророк не в нашем отечестве. Секреты предвиденья


1 Орлик И. И. Дж. Ф. Кеннан: «большие дебаты». — Новая и новейшая история, 2011, № 1, с. 150–166.

2 The Reith Lectures -  серия ежегодных радиолекций , читаемых ведущими деятелями (политиками и ученым)  по заказу BBC и транслируемых Всемирная служба Би-би-си.

3 https://24tv.ua/kyivnews/ru/golos_ameriki_pochemu_zakryvajut_ofis_instituta_kennana_v_kieve_n935240

4 Мальков В. Л. Неизвестный Кеннан: заметки о морфологии дипломата. — Вестник Института Кеннана в России, 2004, вып. 5, с. 24–39.

 

Добавить в друзья
Живой журнал ВКонтакте Одноклассники Facebook

 


 

«Геополитика сверхдержав»

Америка. Утомлённая супердержава Падение и взлет китайского Дракона Имперская геополитика. Великий час мировых империй Путь к процветанию государства

 

Великий час геополитики.
Геополитическая трансформация мира

Геополитика Мирового
океана

Великие лидеры Востока, победившие бедность и коррупцию

Путешествие в Древний Египет в поисках причин гибели цивилизации
Лекции профессора Дергачева
Путешествие из славян в грекив поисках демократии
Америка. Утомленная сверхдержава
Путешествие во Флоренцию в поисках национальной идеи
Взлет и падение сверхдержавы
Путешествие в Венецию в поисках долголетия государства
Падение и взлет китайского Дракона

Шотландия Адама Смита.

 


Воспоминания
Ландшафты памяти
Ландшафты путешествий. Города и страны
Ландшафты поэзии, музыки и живописи


Избранные статьи и посты
ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ПРОСТОРАМ РОДИНЫ ЧУДЕСНОЙ
Шейх Заид. Самая выдающаяся исламская личность


Павел Флоренский. Русский Леонардо да Винчи
Максим Горький. Писатель, купленный любовью народа
Иван Бунин. Певец пограничья природы
Анна Ахматова. Парящая в небесах
Николай Гумилев. Конкистадор истоков человеческой природы 
Николай Заболоцкий. Поэт философской лирики


Бесподобная Элеонора. Королева мужских сердец
Анна Вырубова. Фрейлина, монахиня, оклеветанная
Трафальгарская Венера. Символ красоты и силы духа
Париж. Лувр. Гимн обворожительным женщинам


Трансильвания. Замок Дракулы. Вампирский бренд Румынии
Где присуждают и вручают Нобелевские премии
Олимпийские игры. От Древней Греции до Сочи
Гибель мировой секретной империи
Великий час кораблей пустыни
Неугасающий ослепительный блеск Венеции
Карибы. Святой Мартин. Остров двух господ